Юмористические и не только истории из моей практики

Источник:

Однажды на вопрос доктора: «Как Вы себя чувствуете, больной?», пациент ответил: «Доктор, я себя еще чувствую, но уже плохо».

Пожилые больные с трудом запоминают названия лекарств. Спрашивая: «Какие лекарства Вы принимали?», — сплошь и рядом слышишь — «Вот такую маленькую синенькую и такую большую, снаружи красную, а внутри белую». Когда больную, которой был назначен обзидан, спросили, что она принимает, она надолго задумалась, а потом радостно сообщила: «Вспомнила! Опиздан».

Однажды во время вечернего дежурства меня вызвала медсестра к больному с высоким АД. Выяснилось, что больной 80 лет лечился у ассистента кафедры кардиологии, которая с гипотензивной целью назначала один-единственный препарат — атенолол в дозе 1/16 таблетки в сутки. Чтоб сестра все поняла правильно, доктор в листе назначений не поленилась в скобках указать — 6,25 мг! В таблетке 100 мг. Попробуйте, любопытства ради, разделить таблетку на 16 частей и вы поймете, что странности бывают не только у больных. Другой доктор назначала 1/5 таблетки на ночь. Задача разделить таблетку на нечетное число частей — это высший пилотаж. Понятно, что ни одна сестра такого фокуса проделать не могла и работала «на глаз».

Один знаменитый советский актер в свои 54 года был тяжело болен, сильно увеличена печень и т.п. Я как-то спросил его: «Отчего же печень-то так увеличена, при Вашем заболевании так обычно не бывает?» Больной довольно улыбнулся и ответил: «Так сколько же в жизни было съедено, сколько выпито!» Я, по молодости, решил поставить точки над i и сказал, что современная медицина считает — от алкоголя с хорошей закуской цирроза печени не бывает. После этого выражение лица больного трудно было описать — ведь он считал свой цирроз следствием роскошно прожитой жизни.

Молодому доктору присвоили первую квалификационную категорию, хотя он рассчитывал получить высшую. По этому поводу был устроен маленький сабантуй. Доктор молча выпил первую рюмку и не стал закусывать. Ему стали предлагать разные самодельные закуски, но он довольно мрачно сказал: «После Первой не закусываю.»

Вот моя беседа с одним высокопоставленным советским чиновником. Больной: «Сегодня у меня был доктор-димедролог». Я: «Таких докторов не бывает. Димедрол — это лекарство». Больной: «Ах, да, димедрологи — это те, кто погоду предсказывают. А у меня был кожник. Оказывается, наша кожа состоит из дермы, эпидермиса и мездры». Я: «Ох, что-то Вы путаете, мездра — это из области кожевенно-обувного производства». Больной: «Нет-нет, именно из дермы, эпидермиса и мездры. И этот кожник мне всю мездру снял!»

Из Интернета. Отец говорит: «Вовочка такой умный, когда вырастет, непременно станет доктором.» Вовочка испуганно: «Что ты, папа, какой из меня доктор, ведь я даже мухи не могу убить!»

Военная медицина. Солдат приходит в лазарет и жалуется на боли в брюшной полости. «Запомни, — говорит врач-лейтенант, — в брюшной полости бывают боли у офицеров, у сержантов и прапорщиков — в животе, а у рядовых — в брюхе!».

Доктор-аллерголог сказал больному, что у него аллергия на аспирин. После этого больной перестал есть все продукты желтого и красного цвета, так как некоторые пищевые красители имеют химическое сходство с аспирином. Перестал употреблять консервы, колбасы, семгу и даже больничный борщ. Я пытался объяснить, что борщ красный от свеклы, а не от красителя. «Не в этом дело», — ответил больной, «сейчас зима и в борщ кладут консервированные томаты, а консерванты тоже имеют сходство с аспирином». Я пытался объяснить, что никакие томаты даже близко не лежали с больничным борщом. Увы, бесполезно. Перестал он есть и красную икру, утверждал, что от нее жжет во рту. Но ведь раньше, пока вы об этом не знали, не жгло? Мало ли что, а вдруг? Кроме того, он звонил приятелю во Владивосток, тот сказал, что в красной икре есть консервант. Дошло до абсурда: пациент принимал коринфар — драже желтого цвета. Так он размачивал таблетки в воде и бритвочкой тщательно соскабливал желтый слой. Такую манипуляцию надо было ежедневно проделывать с 12 таблетками. Самое интересное, что никаких клинических признаков аллергии на аспирин в жизни больного не наблюдалось ни до, ни после.

Больной-диабетик очень любил сладкое. Я посоветовал ему пользоваться заменителями сахара типа сахарина и даже принес ему свою упаковочку для пробы, предупредив, что на стакан чая достаточно двух таблеток. Больной попробовал и отказался — очень сладко. Ему пришлось даже в течение часа полоскать рот, чтобы избавиться от приторно сладкого вкуса. Что-то тут не то, решил я. Оказалось, больной, вместо того, чтобы положить таблетки в чай, взял три штуки в рот и стал сосать. Но, тем не менее, пробную упаковочку мне не вернул.

В молодости я работал в одноэтажной, барачного типа, поликлинике. И однажды, сидя на приеме, услышал страшный женский вопль. Спустя минуту вопль повторился. Я выскочил в коридор, где уже наступала паника. Крики неслись из кабинета хирурга, где вел прием молодой доктор Перкин. Медсестра у хирурга была пожилая дама, воевавшая в молодости в тылу врага. У нее был вросший ноготь, который ей сильно мешал. Доктор по дружбе решил этот ноготь удалить под анестезией хлорэтилом. Облив толстый ноготь препаратом и увидев, что он побелел, врач решил, что лучшей анестезии и быть не может, мол, даже побелело (хотя на самом деле при испарении хлорэтила на поверхности остается всего лишь белый осадок и об анестезии ногтевого ложа и речи быть не могло). Он взял инструмент и стал рвать ноготь. Когда страдалица закричала, он крайне удивился — ведь он считал, что сделал обезболивание по высшему классу. Нашими общими усилиями убедить молодого хирурга в обратном так и не удалось!

Автор:
Евгений Павлович Дечко
322

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...